d_lindele (d_lindele) wrote,
d_lindele
d_lindele

Зачем я иду в Координационный совет и чем собираюсь там заниматься

Координационный совет протестных действий - это последний шанс лидерам оппозиции, в скором времени уже избранным, доказать, что они способны повести за собой людей.

Оперируя не столько сводками ГУВД, сколько здравым смыслом, становится совершенно очевидно: количество участников московских митингов сократилось в 2 раза по сравнению с 4 февраля, когда даже по оценкам полиции было 36 тысяч человек (это максимум за все время). Именно зимой в Москву сгоняли военных и нашистов, вывозили с Лубянки на вертолетах секретные документы, Сурков говорил о том, что участники митингов - лучшая часть страны и к ним надо прислушиваться, а все чиновники следили за ходом демонстраций. Именно после зимних протестов вернули выборы губернаторов, которые со временем стали лишь декорацией, а процесс создания политических партий был значительно упрощен, зато теперь появились партии-двойники, отбирающие голоса у не совсем прокремлевских Справедливой России и КПРФ в пользу ЕР.



Зимой по всей стране митинговали более 100 городов, 150 тысяч человек. А потом начался застой: одни выпустили пар и успокоились, другие разочаровались в том, что революции не случилось, третьи поняли, что за выступающими со сцены людьми они идти не ходят, четвертые ждут какой-то движухи, а те, кто остался, как я, все еще надеются и верят, что это лишь временное затишье, и будущее оппозиции - в наших руках.

Весной, кроме Москвы и Питера, не митинговал практически никто. После "Белого потока", который провели Илья Пономарев и Михаил Шнейдер, и на который всему оргкомитету было наплевать, удалось вернуть часть людей в политическую повестку; на митинг 15 сентября в разных регионах страны вышли около 50 городов, только численность их была значительно меньше. Я думаю, что не больше 22 тысяч по всей стране (вместе с Москвой).

Что касается последнего московского митинга, по оценке ГУВД (и по моей тоже, впервые сошлись) на него вышли 14 тысяч человек, которым Алексей Навальный заявил со сцены: "Мы должны ходить на митинги как на работу".

Я ходил на митинги как на работу, начиная с 27 ноября, когда в СИЗО сидел Дима Путенихин (Матвей Крылов) за то, что облил прокурора водой. 5-6 декабря я провел у ОВД Китай-город и на Новой площади, где сначала держали, а потом судили Навального и Яшина. 10 декабря я стоял на сцене на Болотной площади, а дорога до сцены от рамок, вместе с Петей Шкуматовым, заняла у меня сорок минут. 17 декабря - митинг Яблока там же. 24 декабря был на Сахарова. 4 февраля я пропустил, потому что лежал в постели с сильнейшей ангиной. Потом 10 марта на Новом Арбате, Астрахань, 6 мая. Оккупаи. 12 июня. 26 июля - митинг в поддержку узников Болотной площади. 15 сентября.

Но все, чего мы добились после зимы - каждый полицейский теперь ходит с нагрудным знаком. Даже солдаты внутренних войск носят на акциях бейджи с фамилией. И все, если не считать невероятный медиа-ресурс, который используется только для личного пиара.

Вот большинство из вас ругается на то, что часть оппозиционеров поехала на Селигер. Но ведь именно благодаря этой поездке, именно благодаря присутствию там Димы Терновского, Славы Ценера и Вовы Видиллина, из СИЗО выпустили двоих фигурантов "болотного дела". И это несмотря на то, что в их поддержку высказываются десятки тысяч людей, в том числе и на улице.

И именно этот момент ясно говорит о том, что на оппозицию, в таком виде, в каком она есть, власти давно наплевать. Все давно пущено на самотек, потому что угрозы ей нет ни в каком виде. Угроза была зимой, когда простые слова без какого-либо дела, могли заставить десятки тысяч людей пойти к зданию Центральной избирательной комиссии. И тогда бы никто даже не стал нас разгонять, потому что 4 февраля не было таких мер безопасности по тому же маршруту, как 6 мая. И даже я бы с ангиной вышел ради такого случая.

Но вместо этого люди, которые пытаются свергнуть власть уже больше пяти лет, и у которых численность митингов резко выросла с пары сотен человек до 50 тысяч, впадают в состоянии эйфории, считая, что то, что они делают - это правильно, это их заслуга, а власть непременно отреагирует на такое количество вышедших на улицы людей. И тем же лидерам оппозиции стоит знать, что я, как и десятки тысяч людей, вышли зимой не за Алексея Навального, Сергея Удальцова, Илью Пономарева, Гудковых и других людей с действительно большим потенциалом, а против нечестных выборов. Кто доверяет и верит - тот остался. Кто не доверяет, кто не видит своих лидеров, снова выйдут в 2016 году. Но если и дальше все будет продолжаться также, как сейчас, то мы снова вернемся к временам, когда митинг в одну тысячу человек - это невероятное достижение.

Для того, чтобы этого не случилось, я иду в Координационный совет. Я хочу, чтобы к протестующим вернулись те, кто больше не выходит на митинги, чтобы протест был не только в Москве, а по всей России, а количество недовольных властью людей лишь возрастало.

Сразу скажу, что я не претендую на роль чьего бы то ни было лидера, мне это неинтересно и совершенно не нужно, у меня нет амбиций вождя или харизмы. Я, скорее, простой аппаратчик. Зато нужные качества есть у людей, которые входят в ТОП-10 кандидатов в Координационный совет. И это нисколько не Собчак или Улицкая. При всем моем уважении к этим людям, политикой должны заниматься те, кто будет заниматься ей и после ухода Путина. Но я сильно сомневаюсь, что условная Собчак, например, согласится променять шоу-бизнес на кресло в Доме правительства и перестать светиться на ТВ. Зато она может продвигать идеи протеста, привлекать сторонников, стать движущей силой оппозиции, контролировать ее лидеров, доносить до них мнение простых людей, указывать на ошибки, рекламировать достижения. И, мне кажется, для оппозиции было бы намного лучше, если вместо условной Собчак там появится какой-нибудь Вася из регионов, которого никто и никогда не услышит без Координационного совета, а у которого, быть может, очень серьезный потенциал.

Ну а теперь к главному. Как я собираюсь возвращать людей в протест, если пройду в КС.

1. От слов пора переходить к делу. Разработка законопроектов.
У нас пока еще есть возможность доносить свои идеи и требования непосредственно до высших органов государственной власти. Я имею ввиду, конечно же, Государственную Думу. Видели какой шорох навел законопроект о запрете иметь депутатам и госслужащим имущество за границей? Некоторые единороссы в думских кабинетах уже заявляют, что сдадут мандаты в случае принятия этого закона, а высшие государственные чины уже публично высказались против подобной инициативы. А ведь я придумал его, когда просто сидел дома и смотрел кино, а потом предложил Пономареву внести его в Думу. Только тогда он был не в виде запрета, а в виде информирования, как с законом об иностранных агентах. Но зато как спохватились, переиначили, что даже сам господин Сурков должен выступать против него! А что будет, если одним из направлений работы Координационного совета станет предложение решений актуальных на данный момент проблем? Мы же раскачиваем лодку, а делать это надо всеми доступными способами.

У меня уже лежит пакет поправок, который я намерен вынести на публичное обсуждение в КС, касательно требований митингов. И вероятность того, что их не примут, очень велика. Только народу это нужно, а не власти. И когда СМИ будут пестрить заголовками о том, что Единая Россия отклонила поправки оппозиции, например, о борьбе с коррупцией, то для нас же будет лучше. Будет эффект чуть меньше, чем "Полиция разогнала силой митинг за снижение тарифов ЖКХ". А если примут - отлично. Минусов для нас в этом нет. Зато мы сможем доказать, что знаем, как и что нужно делать. Заставим обратить на себя внимание не столько власти, сколько общественности. А для пущего эффекта, для внесения в Госдуму, поправки должны будут пройти публичные обсуждения, а окончательный вариант должен собрать определенное число подписей. Мы говорим о том, что нам нужны судебная реформа, полицейская, политическая, налоговая, ЖКХ, армии и многое другое. Все охватить с нашим ресурсом невозможно, но основные направления организовать стоит, я считаю. У нас у всех разные политические взгляды, но определенные вещи достали всех и решить их вполне реально сообща.

Важный момент: я хочу, чтобы в разработке законопроектов участвовали не только члены Координационного совета, но и сторонние эксперты, разделяющие взгляды протестного движения, но в КС не прошедшие или не участвовавшие в выборах.

2. От Калининграда до Сахалина. Разворот к регионам.
Как я уже сказал, если в зимних акциях протеста участвовали более 100 городов, то сейчас их не больше 50, а количество участников снизилось в несколько раз. Пора перестать игнорировать очевидное: без поддержки регионов нельзя сменить существующий режим. Пока лишь мы видим поездки по другим субъектам федерации Ильи Пономарева и листовки от Навального, которые распространяются абсолютно хаотичным способом. Работу с регионами надо сделать централизованной, чтобы каждый человек знал, к кому можно обратиться в своем городе и кто действительно способен помочь. И никто его никогда не посадит, если за ним будут идти люди, а поддерживать его, в случае чего, будут на федеральном информационном уровне. На данный момент когда у человека даже в том же Подмосковье случаются проблемы, он обращается к тому, кто эти проблемы создал - к власти. А власть, как нам известно, помогать не способна. И именно поэтому я совершенно не понимаю, почему никто из нынешних оппозиционеров почти не поддерживает региональные инициативы, вплоть до забастовки на Амуре.

3. Работа с общественными организациями.
В России существует множество общественных организаций, с которыми необходимо работать. Я думаю, что этот пункт можно совместить с первым, где я говорил о законодательных инициативах. У любой организации есть свои мысли о том, как нужно реформировать их сферу деятельности.

В принципе, в этих трех пунктах заключается моя программа в Координационный совет как кандидата. Я хочу вернуть людей в протест и нарастить его силу путем разработки законопроектов, работы с регионами и взаимодействия с общественными организациями. Я специально не говорю об участии в выборах, об организации митингов и многом другом - это дело других людей. Я же хочу заниматься именно тем, что я предложил.

Координационный совет - это серьезный для всех нас экзамен. Если все друг с другом переругаются, то можно смело забыть о единстве оппозиции и каждый займется своей политической (и не только) карьерой. Если не будет результатов, если людей на митингах к следующей осени будет столько же, то будущего у оппозиции в том виде, в каком она есть сейчас, быть не может. А увидимся мы тогда лишь в 2016 году, когда состоятся очередные выборы в Государственную Думу.






Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →